Общество - Родной край

Это была необыкновенная женщина, сочетавшая в себе огромную силу духа, твердость характера с добротой и душевностью, трепетной нежностью и любовью, которую домочадцы всегда ощущали на себе, а дети впитывали с раннего детства.

Удивительно, как живо сохраняет память воспоминания детства. И, кажется, с годами они становятся лишь ярче, явственнее, ближе… Вот и Александре Константиновне Антоновой часто вспоминается дом в родном селе Перелюбского района, наполненный ребячьими голосами. Она, Александра, или тогда просто Саша – самая старшая из детей. А еще Надя, Клава, Тая и братья – Алексей и Василий. Отец, Константин Павлович Козин, дома бывал редко: служба в милиции не признавала ни строгого рабочего графика, ни выходных. Дом, дети, - все, в основном на плечах матери. Это была необыкновенная женщина, сочетавшая в себе огромную силу духа, твердость характера с добротой и душевностью, трепетной нежностью и любовью, которую домочадцы всегда ощущали на себе, а дети впитывали с раннего детства.

Шура - первая помощница в доме – заканчивала восьмой класс, когда отца перевели в Озинский район. Нехитрый скарб да единственную корову на новое место перевезли быстро. А Шуру оставили доучиваться в прежней школе: ей оставалось лишь сдать экзамены.

Ей так хотелось порадовать родных хорошими оценками и новеньким свидетельством о восьмилетнем образовании, но огромная беда, обрушившаяся на нашу страну, затмила вдруг все простые житейские радости. Война… Осенью сорок первого отец, имея бронь, добровольцем ушёл на войну, и письма с фронта стали единственной ниточкой, связывающих его с родным домом. В каждом из них он старался поддержать близких и самых дорогих ему людей, понимая, каково им в незнакомом не обжитом еще месте, где ни родных, ни знакомых. Одного лишь хотел: чтобы дети учились. Мать, Ксения Парфеновна, не чуралась никакой работы, чтобы прокормить семью. Только вот зарабатывать удавалось совсем немного. Летом с младшими детьми, забрав отощавшую коровенку, уехала на хутор Сестры Перелюбского района, где выращивала картошку, капусту, тыкву, - все подспорье зимой. Александра с Надеждой каждые каникулы работали на железнодорожных путях. Кажется, и сейчас их руки помнят тяжесть каждой рельсы, которую им довелось менять. А сколько пришлось поработать на отделке домиков, построенных на 202 разъезде, причем добирались сестры к месту работы каждый день пешком, и особенно долгой им казалась обратная дорога, когда от усталости уже валились с ног. Но зато у железнодорожников паек был чуть больше.

У человека, пережившего войну, никогда не поднимется рука выбросить на помойку кусок хлеба. Слишком памятна для них та военная трехсотграммовая "пайка". Александра Константиновна и сейчас помнит, как делит паек мать, аккуратно, стараясь не уронить ни крошки. Помнит, какими голодными глазами сопровождали каждое ее действие дети. Старшие молчали, а младшие, "взвесив" глазами каждый кусочек хлеба, порой не сдерживались:

- А у Васьки-то кусок поболее моего.

Мать молча отрезала ломтик от своего кусочка хлеба, который и так всегда был почему-то меньше, чем у детей.

Вскоре от постоянного недоедания мать слегла. И только дополнительные карточки, выделенные как семье военнослужащего, спасли от голодной смерти.

Вспоминает Александра Константиновна еще одно трагическое событие – день, когда почтальон принес в дом казенное письмо. Вскрывая его, мать при всей своей выдержке не могла скрыть дрожь в руках. Строчки расплывались от навернувшихся слез, не сразу доходил до сознания их страшный смысл: ваш муж пропал без вести в бою за Крым… И только маленьким маячком нервно пульсировало в голове: он жив, жив, жив… Так и надеялась на чудо всю войну. Да и после ее окончания еще долго пыталась или найти, или, хотя бы узнать, как погиб и где похоронен.

А дети подрастали. Вот уже и Александра в десятый выпускной класс пошла. Старалась учиться хорошо – мать всегда повторяла: у грамотного человека больше дорог впереди. Так-то оно так. Только вот попробуй походить в школу зимой в резиновых галошах да пальто не по размеру. И напрасно, сняв остекленевшие от лютого мороза галоши, пытаешься согреть ноги в классе, где в чернильницах давно замерзли чернила… Школу пришлось оставить, но директор, которому жалко было терять хорошую ученицу, убедил мать: пусть ходит, потерпит немного, а там уже и весна…

Получив диплом об окончании школы, Александра пошла работать на кирпичный завод, который тогда относился к железной дороге, что означало повышенный паек. Как и по чьей рекомендации попала в Могилев, Александра Константиновна не знает до сих пор. А вот разрушенные войной белорусские города помнит очень отчетливо. Пункт военной цензуры, где она была цензором, хотя из-за секретности числилась восстановителем леса, передвигался вслед за фронтом. Читать чужие письма – не самая благодарная работа, но она полагалась ей по долгу службы. И вот что было удивительным: в такое тяжелое военное время в письмах как с фронта, так и на фронт не было ни жалоб, ни сетований на трудности, а лишь слова поддержки, желание успокоить, вселить уверенность в скорой победе.

Вернулась домой, чтобы заработать сено для коровы устроилась счетоводом в "Уполминзаг".

Каждое утро для Александры Константиновны, как и миллионов советских людей, начиналось с разносимого всеми радиоточками: "Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой"… И уже одно то, что тем памятным майским утром в эфир ворвалась совсем другая музыка, было добрым предчувствием. И оно не обмануло: война закончилась полной победой над фашистской Германией. Ликованию не было предела, и горечь потерь тенью грусти накладывалась на эту радость.

Но жизнь продолжалась. И это была уже мирная жизнь с надеждой на личное счастье. К Александре, работавшей в райкоме ВЛКСМ, оно пришло в облике молодого симпатичного парня, бывшего фронтовика а теперь сотрудника райкома партии Анатолия Антонова. Вскоре влюбленные поженились. Анатолий Иванович заочно окончил истфак Саратовского университета, работал учителем, был директором школы в Пигарях. Переехали в Озинки. В семье подрастало трое детей. Все они выросли, получили хорошее воспитание и образование. Светлана Анатольевна выбрала отцовскую стезю, стала учителем. Озинской средней школе, где проработав много лет, пользуется любовью учеников и уважением коллег. Алевтина, которую называют Аллой, - банковский работник, Александр, окончив Саратовский политехнический, живет и работает в северной столице России – Санкт-Петербурге. У каждого своя семья, дети и даже внуки.

Давно уже стала бабушкой шестерых внуков и даже прабабушкой для пятерых правнуков Александра Константиновна. Этот год для нее юбилейный. Возможно, именно за трудную судьбу, за стоический характер и трудолюбие время ее пощадило. Удивительно светлый человек. В свои девяносто Александра Константиновна замечательно выглядит и все так же полна оптимизма и жизнелюбия. Дом, огород, - все на ней, и ей нравится справляться со всем самой. Война навсегда оставила в душе моей героини свой страшный след, но не ожесточила сердце, которое всегда распахнуто настежь для доброты, для людей.

Вся трудовая биография Александры Константиновны связана, в основном, с работой в бухгалтерии. У нее множество грамот, благодарностей, поощрений, особенно от администрации ПМО, на долю которой приходится основной стаж. Есть и медали, главной из которых она считает медаль "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны". Сегодня, вспоминая пройденный длиною в целую жизнь путь, Александра Константиновна говорит:

- Несмотря на все пережитое я счастливый человек. И жизнь моя прожита не зря: у меня прекрасные дети, замечательные внуки, которыми я горжусь. Для них и живу.

Светлана КУЛИБАБИНА

Источник: https://moyaokruga.ru/niva/Articles.aspx?articleId=25765

Добавить комментарий