Общество - Родной край

Осенью отмечается один из самых теплых праздников в нашей стране - День пожилых людей.

…Куда идти сельскому пареньку после окончания пятилетней школы? Понятное дело, туда, где работа, хотя и трудная, но, по деревенским меркам начала 40-х, престижная и хорошо оплачиваемая. Четырнадцатилетний Григорий Лютенко именно так и поступил, устроившись в 1942-ом году на курсы трактористов при Демьясской машинно-тракторной станции.

Уже через полгода, в марте 1943-го, он получил соответствующий документ об успешном завершении учебы и с радостью влился в дружный коллектив МТС. Бригады предприятия на тракторах СТЗ "НАТИ" и С-80 обрабатывали тогда до полутора тысяч гектаров пашни.

Конечно, жизнь на полевом стане сладкой не назовешь, да и 12-ти часовой рабочий день подростку выдержать нелегко. Однако трехразовое горячее питание, зарплата до 70 рублей в месяц плюс 2 килограмма зерна на каждый заработанный рубль являлись хорошим подспорьем для многодетной семьи Лютенко. В колхозе, расположенном в с. Верхазовка Дергачевского района, жилось гораздо беднее. Мать, Надежда Никитична, у которой на руках после гибели на фронте мужа, Максима Яковлевича Лютенко, осталось трое малолетних детей (Вася, Коля и Вера), могла рассчитывать только на крохотный заработок простой рабочей колхоза, так что Григорию, по сути, пришлось замещать главу семьи, основного её кормильца.

Впрочем, если речь зашла о деньгах, надо оговориться сразу: руководство МТС, ориентируясь на указания вышестоящих органов, фактически их не выдавало. Работники просто расписывались в ведомости и уходили несолоно хлебавши. Объяснялось это тем, что средства направлялись на постройку самолетов и танков: ведь гремела Великая Отечественная и Советской Армии требовалось вооружение.

Зато в период весеннего сева всем, кто осилил установленную норму полевой выработки, вне зависимости от возраста, полагались "наркомовские" 100 граммов водки. Ясно, что мальчишкам, вроде Григория, спиртное было ни к чему, а вот взрослые охотно выпивали и свою долю, и чужую. Среди старших механизаторов выделялся бригадир Николай Ильич Коблов. Он, во-первых, был опытнейшим хлеборобом, специалистом высочайшего технического уровня, во-вторых, выполнял обязанности культурно-массового организатора. Николай Ильич искусно играл на гармони (а саму гармонь брали в МТС, эти музыкальные инструменты находились в инвентарном реестре имущества, принадлежащего предприятию, что наглядно свидетельствовало о внимании и заботе, проявляемой к досугу сельского труженика), и на вечеринках частенько звучали задушевные народные мелодии, русские песни, как грустные, так и задорные.

А в большие праздники, такие, к примеру, как 1 Мая или 7 ноября, хлеборобам предоставляли возможность побывать в сельском клубе на концерте. Перед музыкальной программой, как правило, проходили лекции о международном положении, о ситуации, складывающейся на фронтах, и т.п. С политинформациями выступали не только партийные функционеры, но и ученые, прибывшие в район в числе переселенцев.

Во время уборки хлебов Григорий на своём тракторе таскал прицепной комбайн марки "Сталинец". Техника, большей частью изношенная, нередко подводила. Если ремонт случался серьезный, трактор доставляли под крышу МТС. Стального коня восстанавливать приходилось самому, правда, с помощью здешних механиков. В МТС существовала система присвоения механизаторам индивидуальных номеров. В начале работы номерок на проходной отбирался, а в конце, при выходе, возвращался. Таким образом, осуществлялся контроль за трудовой дисциплиной. Скажем, опоздал и не сдал на вахте номерок ровно к 8 часам утра - это сразу становилось известно начальству и служило предметом для крупного внушения.

В 1948-ом году Григория Лютенко призвали в армию. Латвийская ССР, воинская часть под Ригой, приписанная к Министерству государственной безопасности. Три месяца подготовки в учебном полку, затем боевая служба, связанная с ликвидацией остатков бандитских формирований, действовавших в лесах Прибалтики. Спустя примерно полгода, стрелка-пулеметчика Григория Лютенко перебросили в Германию, там он охранял шахту по добыче урана. До сих пор Григорий Максимович вспоминает черный, как уголь, но гораздо более тяжелый по весу кусочек урановой руды, который кто-то принес в помещение для охраны.

Демобилизовавшись в 1952-м, вернулся в родные пенаты. Возглавлял конную, а потом тракторную бригаду в колхозе им. Горького, в 1961-ом "бригадирить" перестал, перевелся в МТС. Был учеником-нормировщиком, затем заведующим складом. В 1991 году перебрался в Озинки, где ещё три года работал в организации, занимавшейся заготовкой лома черных металлов. Общий трудовой стаж Григория Максимовича Лютенко составляет более 48 лет. Он является ветераном труда, тружеником тыла, награжден рядом медалей, включая юбилейные.

У Григория Максимовича Лютенко от первого брака родилось трое детей: сыновья Виктор и Анатолий, дочь Люба. Он сперва стал дедом шестерых внуков: Марины, Наташи, Станислава, ещё одной Наташи, Юрия и Лены. Нынешняя жена, Анна Степановна, имеющая дочь Марину, поспособствовала тому, что в когорте потомков Г.М. Лютенко прибавилось ещё трое внуков: Виталий, Антон и Никита. Словом, богат нынче Григорий Максимович Лютенко не только десятилетиями безупречного труда, но и близкими людьми. То есть, тем человеческим достоянием, которое никогда не исчезнет, не сократится, а будет только расти и приумножаться.

С. СКЛЯР

Источник: https://moyaokruga.ru/niva/Articles.aspx?articleId=29113

Добавить комментарий