Спецпроекты - Творчество земляков

художественные творения И.Е. Шеблаева пользовались популярностью и за пределами Саратовской области. Мы вправе гордиться тем, что слава о нашем земляке, писателе Иване Егоровиче Шеблаеве донеслась до центральных областей великого государства

…Камышлак и тогда, в эпоху "развитого социализма", не отличался большими размерами. Третье отделение совхоза "Озинский", самое отдаленное и потому наименее благоустроенное. Десятка два-три жилых домов, кое-какая социальная инфраструктура, вода привозная, дороги так себе. Словом, настоящая "глубинка", глубже просто не бывает. И ничем особенным не выделялись бы здешние края, не проживай тут до 1970 года известный в литературном мире человек, член Союза писателей (СП) СССР Иван Егорович Шеблаев.

Да, рядом со знаменитыми советскими писателями Михаилом Шолоховым, Константином Симоновым или Федором Гладковым это имя почти не встречалось. Однако тем, кто читал повести "Носил я тогда буденовку" или "Орленок", наверняка запомнилось самобытное, бесхитростное и очень светлое творчество Ивана Егоровича Шеблаева. До сих пор памятны и его очерки, статьи, опубликованные в альманахе Саратовского отделения СП "Новая Волга" в 50-60 годах прошлого века. Вот и выходит, что озинская земля стала родным домом не только доблестным солдатам и офицерам, знатным труженикам, заслуженным деятелям науки, но и воспитала, вскормила признанного мастера художественного образа. Всесоюзного, подчеркнем, значения, то есть такого, что находился на одной "доске" с выдающимися писателями и публицистами XX-го века, хотя и несколько в тени. Состоять в Союзе писателей значило принадлежать к элите отечественной литературы, к обитателям литературного Олимпа. Ничуть не погрешим против истины, сказав, что в заволжских степях мэтров подобного уровня было и есть весьма немного.

Итак, кто же такой Иван Егорович Шеблаев? Родился в 1915 году. Курская губерния, Хомутовский уезд, хутор Слобода. Окончил 7 классов, потом педагогическое училище. Накануне Великой Отечественной Ивана призвали в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию…

Фашисты захватили хутор, где жили его родители и братья. Егор и Анна Шеблаевы, забрав младшего сына Якова, ушли в лес к партизанам. Отец и Яков доставляли партизанам продукты, перевозя их на лодке через речку, а мать готовила для партизан пищу. Однажды немцы выследили Якова, арестовали, а затем увезли на хутор Рылье и там повесили. Погиб и средний брат, Петр. Родители вскоре умерли.

Иван Егорович благополучно возвратился с фронта. Устроился работать в школу учителем. Женился. Вместе с женой Клавдией Константиновной в период освоения целинных и залежных земель переехал в Озинский район, где проживала (и сейчас живет) её тётка Галина. Хутора Грызлы, Питомник, Муравьи и Муравли, затем поселок Камышлак… Перебравшись из курских лесов в заволжские степи, Иван Егорович профессию менять не стал.

Начальная школа в Камышлаке – это два смежных класса, а за перегородкой с дверью было помещеньице, где ютились Шеблаевы. Закончив уроки, Иван Егорович просто делал несколько шагов, и уже оказывался дома. Брал старую настольную лампу, "абажуром" которой служила газета, и писал, писал, писал до глубокой ночи.

Утром, чуть свет, он поднимался. Перекурив на крыльце, (курил он только махорку, заворачивая её в обрывок бумажки), топил печку и начинал готовить завтрак. Завтрак, как правило, состоял из наваристого борща, готовить который он был большой мастак и любитель. К пробуждению детей на обеденном столе уже стояла кастрюля, исходящая ароматным паром.

Поскольку на целине рабочих рук хронически не хватало, его частенько просили помочь в поле. Летом трудился на комбайне, косилке, хотя, если откровенно, повышенные физические нагрузки ему были противопоказаны. Ранение, полученное в область позвоночника, мешало работать в полную силу. Впрочем, он никогда не жаловался на хворь, вместе с производственными и домашние хозяйственные дела выполнял так, что и здоровый бы позавидовал. Коса-литовка звенела в ладонях бывшего фронтовика, и посторонний наблюдатель ни за что бы не догадался, что у Ивана Егоровича невыносимо болит спина.

В селе о его писательских попытках хорошо знали. Относились к ним вполне терпимо, может быть, чуточку сомневались, что его рукописи когда-нибудь покинут стены дома. Тем не менее, когда он просил кого-то из соседей оценить написанное, те и не думали отказывать. Употребив рюмку-другую, Иван Егорович с выражением читал, а потом спрашивал своего "рецензента": "Ну как, понравилось?"

Сочинительство, кстати, вовсе не являлось его единственным хобби. Он хорошо разбирался в механике, однажды буквально на "коленке" починив настенные часы, долгие годы бесполезно висевшие в кабинете директора совхоза (сюжет самого первого рассказа И.Е. Шеблаева "Часы", вышедшего в свет в альманахе "Новая Волна", взят, по сути, из реального факта его жизни), мастерски вязал рыболовные сети, не робел перед рубанком или кельмой каменщика. Словом, талантами и умением его Бог не обидел.

Жена, Клавдия Константиновна, правда, не очень одобряла его занятия литературным творчеством. "Шел бы лучше на трактор, а то на твои учительские 120 разве детей прокормишь?" Зато когда пришел гонорар за его книгу, по тем временам достаточно большой, смягчилась. Денег хватило, чтобы купить платяной шкаф и диван, да еще осталось.

Ивана Егоровича частенько приглашали в пионерский лагерь, располагавшийся прямо на окраине Камышлака, он выступал перед ребятами, рассказывал о войне. И сам нередко принимал гостей. В основном коллег-учителей, однако радушием хозяев пользовались и другие заметные в районе люди. К примеру, Сафрон Антонович Курипко. Иван Егорович обязательно встречал друзей хлебом-солью и никогда не отпускал без подарка. Как правило, это были грибы, в изобилии водившиеся в окрестностях Камышлака.

Примечателен и следующий момент. Клавдия Константиновна, работая заведующей сельским клубом, однажды познакомила мужа с одним из самодеятельных артистов, зажигательно танцевавшим кавказскую "лезгинку". Фамилия его была Прахов (поговаривали, что его настоящая фамилия – Прохоренко, но он поменял её, будучи репрессированным). Во время Гражданской Прахов служил в белой армии, воевал против большевиков, за что, собственно, и подвергся суровому наказанию. Так вот, этот Прахов то и дело забегал "на огонек" к Ивану Егоровичу, они долго беседовали о чем-то. В книге "Носил я тогда буденовку" именно Прахов являлся прототипом красноармейца, пришедшего домой с войны. По известным причинам в те годы не разрешалось в качестве главных героев художественного произведения ставить классовых врагов, оттого-то в повести бывший белоказак вдруг оказался бойцом Красной Армии.

В повести "Орлёнок" казненный фашистами паренек – это, в сущности, родной брат Ивана Егоровича Яков, о котором упоминалось выше. Как видим, его творческие литературные полотна в своей основе содержали реальные события, отчасти даже автобиографические.

В настоящее время трое детей Ивана Егоровича Шеблаева, а также жена Клавдия Константиновна живут в с. Приволжское Ровенского района Саратовской области. Клавдия Константиновна, а ей уже почти 90 лет, очень скучает по Камышлаку. В телефонном разговоре с дочерью В.И. Чернявко, проживающей ныне в с. Балаши, жалуется на одолевающие хвори и всегда добавляет: вот была бы дома, вмиг бы поправилась.

Сегодня в роду Шеблаевых девять внуков, пятнадцать правнуков и три праправнука. В общем, не только многочисленными боевыми и трудовыми наградами отмечен бывалый солдат и маститый прозаик Иван Егорович Шеблаев, но и длинной плеядой потомков. Судьба щедро одарила его известностью, почетом, продолжением в веках… Думается, не зря.

К сожалению, в 1970 году Иван Егорович Шеблаев ушел из жизни. А в январе 1971-го на имя жены К.К. Шеблаевой пришло письмо из литературно-художественного и общественно-политического журнала "Подъём" - органа Союза писателей РСФСР и Воронежской писательской организации. В нём есть такие строки:

"Многоуважаемая Клавдия Константиновна! С глубоким сожалением узнали о том, что Ивана Егоровича уже нет в живых и он не порадуется, когда выйдет в свет журнал с его повестью (речь идет о повести "Носил я тогда будёновку"). У него был настоящий писательский талант и, конечно, Иван Егорович написал бы еще не одну хорошую книгу… Хотелось бы познакомиться и с другими произведениями Ивана Егоровича, к примеру, с книгой "Орленок". Поскольку Иван Егорович – уроженец нашего края, может быть, нам удастся переиздать эту книгу в Воронежском книжном издательстве. Главный редактор журнала "Подъём" Ф. Волохов. Редактор отдела прозы Ю. Гончаров".

Как видим, художественные творения И.Е. Шеблаева пользовались популярностью и за пределами Саратовской области. Мы вправе гордиться тем, что слава о нашем земляке, писателе Иване Егоровиче Шеблаеве донеслась до центральных областей великого государства. И мы с уверенностью можем причислить его труд и произведения к ярким, незабываемым событиям в истории озинской земли.

По материалам Озинского Историко-краеведческого музея и воспоминаниям Валентины Ивановны Чернявко, дочери И.Е. Шеблаева, подготовил С. СКЛЯР

Источник: https://moyaokruga.ru/niva/Articles.aspx?articleId=46704

Добавить комментарий