Общество - Экология

В 14 раз выбросы извести в атмосферу превышают предельно допустимые гормы. Но руководство завода это ничуть не волнует.

Детская фантазия безгранична. Помнится, как один за другим рисовались кадры будущей жизни. То вдруг становилась я великой певицей, то запросто вживалась в роль принцессы. "Артистка", - смеялись родители, - "да и только". Особенно интересно было, когда ходили с девчонками гулять. В то время это было не опасно, гуляли аж до 5-го километра в поисках дикого лука и чеснока, забредали и на россыпи извести. "Вот где можно фильмы снимать о зиме, о пороше, о снежных горках", - думалось мне. Всё окрест белым-бело даже летом. Красота!

Еще тогда, в детстве, я узнала, что значит известь, когда попадает на кожу. Родственник, работавший на ОКСМ крановщиком, приходил домой, словно мукой посыпанный. Реснички, проеденные известью, красные глаза, роба, изъеденная всё той же белой пылью. Но зато он получал повышенную зарплату – за вредность. "И не вредный он вовсе, почему платят ему за вредность, а меня за неё же ругают…", - всякие мысли селились в голове, не давая ни минуты покоя для пытливого ума. Но речь не об этом. Таких, как зять, было немного – гасильщики извести, крановщики, погрузчики и водители МАЗов страдали от известковой пыли. Но они все соблюдали технику личной безопасности: их непременным атрибутом были респираторы, защищавшие от прямого попадания извести в легкие. Тогда люди, жившие в посёлке, не жаловались на то, что им приходится дышать известковой пылью, тоннами перерабатывая её в легких. В те времена на них стояли дымо- и пылеуловители, которые удерживали все опасные соединения. Дым из труб шёл чистый, и деревья были зелёными, и воздухом можно было дышать.

Что творится на силикатном заводе сегодня, не поддается никаким эмоциям. Лесопосадка напротив завода уже несколько лет кряду не зеленеет. Лишь два-три дня держатся клейкие листочки в зеленом цвете. А потом пыль покрывает их смертным белым саваном. Нынешним хозяевам глубоко безразлична судьба жителей прилегающего микрорайона. Живая известь летит, осаждаясь на листьях, на балконах, на выстиранном белье, на автомобилях. И кто знает, насколько не остаётся ли в лёгких осадка, разъедающего человека изнутри? Соединяясь с водой, известь "проедает" красочное покрытие; и машина за год с небольшим из новой превращается в ржавую железяку, за которую плачены немалые деньги. А представьте, уважаемые руководители завода, каково приходится хозяйкам, которые вывешивают на балкон выстиранное по всем правилам бельё? Пыль, для которой достаточно малюсенькой щелочки, въедливо проникает в дома, белым ажуром стелется на мебель, которая тоже приходит в негодность гораздо раньше. Как завидуют силикатовцы жителям местностей, которые счастливы отсутствием поблизости завода, управляемого не умелыми руководителями, а предприимчивыми дельцами, получающими выгоду на здоровье проживающих рядом людей.

Как ни странно, речь не только о живых, задевают они и мёртвых. Рядом находится мусульманское кладбище, где нашли последнее пристанище жившие в Озинках люди, которые поныне остались в сердцах любящих и скорбящих родственников. За надгробиями ухаживают родные, которым усопшие были дороги: ставят памятники, сажают зелёные насаждения, поливают, дёргают траву. Но всё это бесполезно – падающая на надгробия выхлоПЫЛЬ изъедает не только полиуретановые памятники, цена которых ещё более-менее доступна, но дорогие - из карельского гранита. Выполняя заказ, мастер обещал, что стоять они будут долго. Он, конечно же, не знал, насколько кощунственно могут относиться к памяти людской некоторые господа из бизнеса.

Недовольны и жители села Старые Озинки. Вместо тумана стелется на их пастбищные угодья белый ядовитый туман. И гусята гибнут, и цыплята падают на ноги, зато, горько шутят селяне, коровы приносят молоко с высоким содержанием кальция. Но даже на языках местных бурёнок нет-нет, да и вскочит волдырь от приправленной известью травы.

Длится это порядка нескольких лет. Жители посёлка Силикатный не раз уже трубили об опасности, стучались в различные инстанции. Администрация Озинского муниципального района ставила этот животрепещущий вопрос перед руководством организации – всё тщетно. Как валила известь из труб, так и валит по сей день. О том, чтобы защитить экологию, руководители предприятия принципиально отказываются думать. А, впрочем, это им ни к чему – живя в Саратове, они ратуют лишь о наполнении собственной мошны, а не о здоровье людей. И вообще, жители должны быть благодарны им – работу дают, благодетели. А стоят ли девять-десять тысяч рублей утраченного здоровья? Нет, конечно. Но пользуются сегодняшние владельцы завода безвыходностью народной, безработицей и травят озинцев почём зря. Как долго это будет продолжаться – этот вопрос мы адресуем руководителям "Силиката" и очень надеемся получить ответ со страниц нашей газеты.

Источник: https://moyaokruga.ru/niva/Articles.aspx?articleId=5391

Добавить комментарий